Корпоративные подарки тампопечать, свыше 50 000 сувениров

ENGLISH


ДОМОЙ

НОВОСТИ


"ТРЕТИЙ ПУТЬ"


"АНАРХИЯ"


"ПУТЬ К СВОБОДЕ"


"НИЖЕГОРОДСКИЙ АНАРХИСТ"


"ХРАНИТЕЛЬ"


EF! RAINBOW KEEPERS


КНИГИ, БРОШЮРЫ, БУКЛЕТЫ


ПОДПИСКА


КАТАЛОГ


РЕСУРСЫ ИНТЕРНЕТ


 
 
©

Третий путь N54

Сергей Фомичев

СЕМИНАРЫ NON STOP

ШВЕЙЦАРИЯ

Самая дорогая страна Европы - Швейцария, самый дорогой город Швейцарии - Женева, а самый дорогой район Женевы - Колони. Именно там и решили провести очередной семинар по глобализации и сопротивлению местные активисты.

Предусматривалось, что участники должны добираться на семинар за свой счет и если бы не важные дела связанные с антиглобалистским движением мы бы ни за что туда не отправились. Тем более, что в это же самое время в Касимове вкушали плоды очередной "хранительской" победы. Пришлось, однако, поехать. По относительно дешевой Восточной и Центральной Европе мы с Надей Шевченко передвигались поездами, пересекая пешком границы. Киев-Львов поездом, Львов-Мостыська электричкой, границу с Польшой пересекли пешком, Далее поездами до Катовицы, где мы попытались связаться со Станиславом, однако он-то как раз был в Касимове и вкушал. Автобусом доехали до пограничного городка Тешина, половина которого была на польской, а другая половина на чешской территории. Вместе с бесконечной вереницей местных жителей пересекли пограничный мост и отправились в Прагу. В Праге попытались разыскать местных хранителей, но опять неудачно. Ночным поездом выехали до ближайшего немецкого городка. Дальнейший путь поездами или автобусами не позволяли проделать наши скудные финансовые возможности.

Пройдя через городок вышли к тому, что на карте было обозначено как автобан. Не тут-то было. Вместо автобана нашему взору открылась заштатная второстепенная дорога, вроде той, что связывает Москву и Питер.

О баварцах давно ходили слухи, как о снобах, которые ни за что не подвезут автостопщика. И они действительно не подвозили. Поэтому сперва нас подвез один турок, может платки наши палестинские углядел, а скорее просто из солидарности. Им туркам не легко приходится в Германии. Подбросил он нас не далеко. Второстепенная дорога как-то превратилась в автобан и мы надолго зависли на одной из развязок. Тут нас и нашла полицейская патрульная машина. На автобанах запрещено заниматься автостопом и хотя мы стояли на въезде нас собрались оштрафовать на 40 немецких марок (по 20 на каждого). Молодой немецкий полицейский оказался человеком вежливым и образованным, это был первый встреченный нами полицейский разговаривающий на английском языке и не требующий "в Германии говорить по-немецки". У патрульных случился срочный вызов и они не взяв штрафа покинули нас, рекомендовав отойти подальше от автобана. Четыре часа мы провожали взглядом буржуев, выезжающих из гольфклуба, а затем одна очаровательная чешка Павла с маленьким ребенком подбросила нас аж до Цюриха.

Там мы и зависли. На цюрихском железнодорожном вокзале (где билет до соседнего городка стоит дороже чем проезд через всю Россию) как раз закончилось какое-то молодежное спортивное шоу. Не выигранные участниками коробки со спонсорскими кукурузными хлопьями раздавали всем желающим. Это нас очень поддержало в наступившие трудные времена. Надя на вокзале откопала каких-то панков, которые и объяснили, как выбраться из города на трассу. На выезде из города остановить кого либо очень трудно, впрочем некоторые останавливались, чтобы дать совет, где лучше голосовать. На Западе можно передвигаться только от бензоколонки до бензоколонки. Люди равнодушно проезжают мимо вас, но стоит заговорить с ними во время заправки и они сразу готовы помочь вам. Но как добраться до бензоколонки? Это была проблема. Улегшись спать глубокой ночью на какой-то ровной полянке, утром проснулись посреди футбольного поля. Весь день шел мерзкий дождь. Надя героически стояла у выезда на автобан, пытаясь поймать хоть что-нибудь. Через несколько часов случилось! Молодой парень на "Альфа-Ромео", сам бывший автостопщик, согласился подбросить нас до бензоколонки. Заправка была большая с магазинами и ресторанами. Мы выпили по чашечке кофе, умылись, пообсохли и продолжили путь. Дальше все пошло как по маслу, даже под дождь выходить было не надо.

Европейский автобан - особое культурное явление. Нашим автолюбителям и не снились такие скорости, такое покрытие, такой сервис и такие автомобили. Однажды "Рено" на котором мы ехали на скорости в 140 километров в час на мокрой дороге круто вильнул на аварийном участке трассы. В России это закончилось бы катастрофой, а здесь ничего страшного. Особое уважение заслуживают местные байкеры. Укутавшись в непромокаемую одежду и обувь, они пилят на своих мотоциклах многие километры, останавливаясь на заправках, чтобы обогреться и обсохнуть, выпить кофе... А потом пилят дальше...

В конце пути мы так пообвыклись, что чуть ли не выбирали себе марку машины. В Лозанне (то есть на заправке рядом с городом) стали высматривать женевские номера. Подходя к водителям, Надя показывала приглашение на семинар и спрашивала не знают ли они такого адреса в Женеве. Выбрали белый БМВ. Средних лет женщина - босс парфюмерной фирмы согласилась подбросить прямо до места. Она и сама проживала в этом богатом районе. От нее мы и узнали, что правительство Кириенко пало. Стоило, понимаешь, нам уехать из России...

Узнав, что мы едем на экологический семинар женщина удивилась. "В этом районе одни особняки"- сказала она. Мы ответили, что наши организаторы - люди непредсказуемые.

Объяснялось все очень просто. Несколько женевских автономистов захватили в Колони брошенную хозяином виллу илла красивая, старая с черепицей, вокруг нее довольно большой парк). Суд это дело легализовал и автономисты теперь вполне законно разделяют соседство с королем Саудовской Аравии, виллой где жил лорд Байрон и женевским жилищем Саддама Хусейна. В саму виллу участников конференции пускали только в одну комнатку для просмотра видеофильмов. Кухня и туалет были организованы на улице. Все приезжие жили в палатках разбитых среди вековых деревьев.

О самом семинаре много говорить не стоит. Были лекции по современной экономике, по негативным последствиям глобализации, по сопротивлению им. Были рискованные доклады, например, по сионизму и жидо-масонскому заговору. Как ни странно, никакой разборки не возникло. Тусовка весьма спокойно выслушала женщину и также спокойно объясняла докладчице пагубность национальной ненависти. Семинар проходил под огромным тентом прямо между деревьев. Съехалось человек 50 народа со всех стран и континентов. Большая делегация приехала с Украины на арендованном микроавтобусе, кроме того много украинцев прибыло своим ходом. Каждый день кто-то готовил свою национальную кухню. Я тут же выдвинул теорию, что русской национальной кухни не существует, так как империя собирала все самое вкусное с огромного количества завоеванных племен, но своих блюд так и не разработала. На основании этой теории, я отказался готовить русскую кухню, тем более, что я был один из России.

На день независимости Украины были приготовлены ленивые вареники и попсовая патриотическая музыка. Я никогда не любил ни того ни другого. В песне претендующей на популярность хотя бы один элемент должен быть красив - мелодия, текст или исполнение. Патриотические песни повсеместно (в любой стране) пишут и исполняют такие бездарности, которые не находят себя в коммерческой, классической или контр-культурной музыке.

Жалко, но украинская делегация не дождалась самого интересного. На следующее утро после их отъезда на виллу пожаловал непременный атрибут всякого независимого государства - полиция. Полицейские заполнили весь двор и начали методично осматривать палатки. Разбуженных людей обыскивали и сопровождали в полицейский автобус. Из палаток выгребали бумаги и забирали их вместе с людьми. Пикировки ни к чему не приводили. Даже люди из Западной Европы и США не вызывали у полиции снисхождения. Швейцария независимая и нейтральная страна, а поэтому в полицию забрали всех, включая пятилетнюю украинскую девочку.

Операция предпринятая властями была эхом майских событий, когда по инициативе антиглобалистского движения в Женеве прошла десятитысячная демонстрация, вылившаяся к вечеру в столкновения с полицией.

Через несколько часов, проверив документы, всех, кто не был участником майских событий отпустили, но несколько человек были высланы из страны.

Надо отдать должное антиглобалистской тусовке, она сразу отодвинула все заседания и взялась организовывать протест. Такую солидарность на Западе мы встретили впервые. Кто-то писал пресс-релизы, кто-то звонил в посольства, кто-то рисовал лозунги для демонстрации. На следующий день перед департаментом юстиции в Женеве состоялась серия акций протеста. Вечерняя была самой массовой. Людям раздавались листовки на английском и французском языках. На этих же языках прошел митинг. После чего тусовка не разошлась, а прямо на площади устроила продолжение семинара, при этом несколько человек из зрителей присоединилось к дискуссии.

ФИНЛЯНДИЯ

Только приехав в Женеву мы узнали, что основной разговор по антиглобалистскому движению будет в Финляндии. Финской визы у нас еще не было и мы занялись этим вопросом при поддержке нашего финского друга Мика - это хорошо иметь финского товарища при переговорах с финским официозом.

В Женеве в финском представительстве по-фински не говорили. Зато говорили по-английски. Виза стоила 40 франков и делалась за две недели, однако в Женеве нам визу открыть отказались пришлось ехать в Берн - официальную столицу Швейцарии. Двух недель у нас не было и мы надеялись, что может в финском посольстве в Берне будет хотя бы один гражданин Финляндии. В Берне мы сделали визу всего за полчаса. Оставшееся время посвятили поиску легендарной для каждого советского человека Цветочной улицы. Такой улицы в Берне не было. Может быть благодарные бернцы переименовали ее в улицу профессора Плейшнера. Этого мы не знаем.

"Горячие финские парни" в общем оправдывают стереотипы, сложившиеся в России. Если конечно финского парня не зовут Мика. Тут весь расклад сразу меняется. Любой Мика - прирожденный автогонщик, двое финских парней с этим именем выступают в формуле-1 и считаются чуть ли не национальными героями, особенно Хаккинен.

Еще в Швейцарии наш Мика любил погонять на автомобиле. Он получал удовольствие от запредельной скорости (и мы даже заподозрили, что он специально доводил дело до опоздания, чтобы наверстывать потом упущенное на шоссе).

После ночной вечеринки в одном из женевских сквотов мы погрузились в арендованный микроавтобус и отправились в Финляндию. Первоначально наши западные друзья планировали ехать через Прибалтику и паромом из Таллинна, но мы возмутились, так как из-за нескольких часов прогулки по балтийским странам нам нужно было сделать три транзитные визы и получасом мы у бывших соседей по империи не отделались бы. Решили ехать через Северную Германию, один из германских портов - Травемунде и дальше паромом вдоль всей Балтики до Хельсинки.

Это было дороже, но демократичнее. Мика домчал нас от Женевы до Травемунде за какие-то 14 часов, при этом мы несколько раз останавливались (меняя состав нашей группы) и почти на час зависли в Гамбурге. Все остальное время стрелка спидометра уверенно лежала на 150 км.

Мы приехали незадолго до отправления парома, когда все уже погрузились. Но нам предстояло совершить еще одну операцию. Крис (художница без крыши из Австрии, рисунки которой используются в этом номере журнала) перелезла назад и мы завалили ее вещами. Так она и пересекла пограничный контроль, который мы ошеломили вывалив дюжину паспортов, среди которых не было двух одинаковых. Кроме того мы купили на несколько билетов меньше и все время перетусовывались запутывая посадочный контроль. Огромный лайнер "Финджет" принял нас и отвалил от немецкого берега раньше чем мы поднялись на свою палубу.

На пароме, помимо финнов, спасающихся от алкогольных акцизов и обычных пассажиров, присутствовало большое количество русских (как новых, так и не очень). Русские сидели в ресторане, пили безакцизную водку и смотрели новости ВВС, посвященные кризису в России. В одном из корабельных ресторанов работало московское варьете. Дошло до того, что информацию по парому часто дублировали на русском языке.

1 сентября мы сошли на набережную финской столицы (Крис при этом попыталась утопить свою обувь, но ей помешали). Город Хельсинки сильно похож на Питер, да и дорогих машин с питерскими номерами здесь не мало. Финляндия много сохранила из нашей истории. Здесь в центре столицы больше ста лет стоит памятник Александру Освободителю (в то время как у нас революция смела все памятники императорам), с другой стороны здесь сохранился и музей Ленина (в то время как у нас многочисленные музеи Ленина перепрофилируются). И того и другого в Финляндии почитают, как людей при которых страна обрела независимость.

Мы встретились с латиноамериканской делегацией, прилетевшей в Финляндию накануне. Провели совместную пресс-конференцию (правда без евразийского представителя) и отправились в озерный край, чтобы несколько дней посвятить подготовке бангалорской конференции PGA. Рабочими языками были английский и испанский, поэтому мы часто не успевали вставить свои пять копеек.

Затем мы вернулись в Хельсинки на одну очень официозную конференцию, на которой должен был выступать даже президент Финляндии. Единственным приглашенным представителем "восточного блока" был Свет Забелин, а мы зарегестрировались как пресса (то есть у нас был, конечно, выбор, но пресса в отличии от наблюдателей получала бесплатно два талончика на обед). Небольшой остров Ханасаари на котором и проходила конференция был покрыт лесом, а лес был полон грибов и ягод. Никто их не собирал, так как кормили на конференции отвратительно хорошо. Благодаря шведскому столу мы пытались наесться на многие месяцы вперед, как верблюды, но сами понимаете это было невозможно. Мы выползали из-за стола, как обожравшиеся пингвины, но все было напрасно, все осталось на гостеприимной земле Финляндии. Поскольку мы жили не в гостинице, а в каком-то полурелигиозном центре, местные зеленые нашли нам микроавтобус. Это был очень старый микроавтобус. Он все время ломался или у него неожиданно заканчивался бензин и мы все время толкали его. Когда за рулем были финны автобус вообще не ехал. Тогда на место водителя садился наш друг из Мозамбика - Лоренсо. Привыкший к советским и старым европейским автомобилям, африканец то ли за счет опыта, то ли за счет колдовства, заставлял автобус двигаться. Мы устроились не плохо. Подделали талоны на питание, благами цивилизации пользовались в номере Забелина. В наше распоряжение каждый день поступало несколько автомашин и мобильных телефонов (которые, кстати, очень дешевы в Финляндии и доступны широким слоям общества). Надя, так, между делом, договорилась с одной гуманитарной организации о прямых поставках помощи для Абхазии. Но денег на нас самих не хватало. Крис решила продать свои картинки, наксерила с десяток альбомов и выставила их на продажу по 50 финских марок. Я в шутку посоветовал увеличить цену втрое. Однако, все сработало всерьез и Крис скоро собрала денег на билет до Амстердама.

Постепенно все разъезжались. Группа, вернувшаяся в Женеву, была арестована и подвергнута обыску. Несколько человек были выдворены из Швейцарии. Пока мы ездили встречаться с местными активистами Тампере и Турку, в Киеве служба безопасности вновь сделала налет на квартиру.

- Это хороший индикатор - сказал я - Значит PGA представляет опасность для системы, раз ее пытаются подавить даже в такой свободной стране как Швейцария.

- Или система думает, что PGA представляет для нее опасность - ответил Сергио.

- Ничего, "Хранители радуги" тоже были несколько лет мифом...

Мы разъезжались. Средства найденные Сергио позволили нам приобрести билеты до Москвы на ночной экспресс "Толстой". Поезд был наш, советский, проводники говорили по-русски. Туалетной бумаги было ровно столько, чтобы закончиться к первой российской станции. Мы возвращались домой.

РОССИЯ

Заскочив всего дня на четыре домой, беспрецедентную серию пришлось продолжить.

В рамках проекта Женской ассоциации "ЭкоСоциология" мы отправились в Ростовскую область, чтобы устроить семинар и выработать объединенный план действий.

В Волгограде пересаживаясь на автобус, посидели в кафе с местными "хранителями" и антифашистами. "Хранители" очаровали Санну, девушку из Голландии (Студент выучил порцию голландских слов), а антифашисты - социологов (совсем другими словами). Затем долго ехали по донским степям. И как только гитлеровские войска смогли дойти до Сталинграда? И как они вообще собирались оккупировать такие огромные территории?..

В Цимлянске к нашему приезду испортилась погода и весь семинар мы провели в холоде. Санаторий в котором мы жили располагался как раз на той площади, где в 1996 году мы проводили митинг.

Трудно себе представить, что творилось в местных и региональных органах власти, когда они узнали о съезде всех экологических активистов области, да еще "хранителей", да еще московских социологов и голландцев. Все лето милицейских чинов не отпускали в отпуск ожидая приезда "хранителей". Только лето кончилось и на тебе... Власти хотя и были приглашены, так на семинаре и не появились. А зря.

Семинар наметил план "последней битвы" с Ростовской АЭС. За три дня работы (и три ночи совместных посиделок) удалось консолидировать Ростовское экологическое движение вокруг одного пункта. Приятно, что "хранители" продолжают пользоваться популярностью в регионе. Женя из Калача на Дону даже написал песню, посвященную "Хранителям радуги", так что звоните на "Русское радио", заказывайте...

Сразу по возвращении из Цимлянска под Москвой состоялся семинар по глобализации, организованный московскими "хранителями". Впрочем семинар был открытым для всех и на него съехались и критики нашего замечательного движения.

Все происходило в Талдоме, где уже несколько лет обитали биологи, наблюдая за журавлями.

- Где журавли? - первым делом спросили мы.

- Уже улетели - ответили нам биологи.

Но мы им не поверили. Мы догадались, что биологи дурят международную общественность, выставляя им чучела в Талдоме и показывая на видеокассетах совсем других журавлей, из другой местности, а наивные американцы раскошеливаются на очередной грант...

Биологи использовали подобные тусовки для постепенной достройки своего жилого комплекса, мы также внесли свой физический вклад в общее дело.

Сам семинар отличался разнородностью публики, что делало практически невозможным равное участие в дискуссии всех участников. Панки в знак протеста против злоупотребления научными терминами создали свою ассоциацию "продвинутая галерка", выдвинув несколько политических требований.

На семинаре заслушали несколько умных докладов (Забелин, Аксенова, Кучинский), несколько информационных сообщений, обсудили всякие вопросы, в том числе программу СоЭС "Локализация" и приняли резолюцию против преследования экологов в Самаре. "Хранители" собравшись человек 20 в бане обсудили конкретный альтернативный проект.

Возвращаясь с семинара стояли под дождем на остановке, стараясь успеть на последнюю электричку. Подъехавший автобус вовсе не собирался взять нас всех. Водитель постоянно пытался закрыть дверь, но мы ее держали, пытаясь загрузиться. Наконец водитель выскочил и выпихнув из дверного проема Надю стал закрывать дверь вручную. После небольшой стычки ему это удалось. Автобус поехал, оставив под дождем и без надежды успеть на последнюю электричку четверых "хранителей".

- Уехал, паразит... - сказала бабка, наблюдавшая за столкновением.

- Далеко не уедет...- ответили "хранители" и оказались правы.

В автобус поместилось человек 30 и оставлять своих товарищей посреди журавлиных полей они были не намерены. Водитель хамил, распускал руки и тем самым сам поставил себя по ту сторону общества. "Хранители" принялись разносить автобус изнутри. Они делали это с чувством, уверенностью и со знанием дела. Проехав метров 200 водитель остановился. Два десятка "хранителей" и других участников семинара из солидарности вернулись на остановку. Нам повезло. Следующий автобус подошел быстро и подъехал к вокзалу за несколько минут до электрички. Нас уже ждали. Водитель заявил, что вызвал милицейский наряд и теперь нам не поздоровится. Когда мы уже вышли на платформу к вокзалу приехали два милиционера. Это было для нас просто оскорбительно. Мы сцепились друг с другом и включили "Машу и Медведей". Милиция сначала опешила, потом попыталась растащить нас по сторонам. Конечно этого им не удалось. Кто-то из наших достал журналистские корочки, кто-то принялся переписывать номер удостоверения. Когда подошла электричка тренированные "хранители" не разжимая рук влезли туда, чуть не утянув с собой милиционеров. Те смогли лишь огреть пару человек по спине дубинками. "Если бы электричка опоздала, то в Талдоме все закончилось бы революцией" - заявил Кузя. Но электричка на этот раз пришла вовремя.