Настенные информационные Стенды с перекидной системой.

ENGLISH


ДОМОЙ

НОВОСТИ


"ТРЕТИЙ ПУТЬ"


"АНАРХИЯ"


"ПУТЬ К СВОБОДЕ"


"НИЖЕГОРОДСКИЙ АНАРХИСТ"


"ХРАНИТЕЛЬ"


EF! RAINBOW KEEPERS


КНИГИ, БРОШЮРЫ, БУКЛЕТЫ


ПОДПИСКА


КАТАЛОГ


РЕСУРСЫ ИНТЕРНЕТ


 
 
©

Третий путь N49

Максим Кучинский

ЧЕМ "ХРАНИТЕЛЯМ РАДУГИ" НЕ НРАВИТСЯ ГРИНПИС

Мы уже привыкли к тому, что на наших акциях нас принимают за "Гринпис". Местные активисты, для которых самое важное - решение своей конкретной экологической проблемы сначала несколько разочаровываются что мы не Гринпис и просят обратиться туда за них. Каждый раз нам приходится объяснять чем мы отличаемся от этой организации и почему в ней не состоим.

Организация

Интересной темой для размышлений является слабое осознание разницы между западной и нашей традициями восприятия социально-политической жизни. Особенно ярко это проявляется в терминологии. Примеров этому можно привести массу, однако остановимся на понимании одного из основных определений. Речь идет о понятии "общественная организация", которое сейчас стало заменяться западным аналогом "неправительственная" (или "некоммерческая") организация.

В нашем сознании существует представление о том, что общественная организация обязательно должна включать в себя некую часть общества - людей, которые, в большинстве своем занимаются какой-нибудь деятельностью на "любительской" основе. Даже самая официозная организация недавних времен (типа ВООП) состояла из "добровольных" членов, которые по уставу имели право принимать участие в управлении ее деятельностью, избирать и быть избранными...

Западные традиции являют нам совсем другой тип. Это - профессиональные организации, действующие по типу производства. Подобные организации не ориентируются на мечтателя энтузиаста-бессеребренника. Интеграция такого потенциала (т.н. "волонтеры") уже запланирована ими в качестве тех или иных ресурсов. Они представляют из себя вполне законный "третий" сектор общественно-политической жизни, функционирующий на тех же принципах, что и другие два - государственный и коммерческий.

Гринпис представляет из себя пример подобной структуры. Эта организация также не имеет института членства (или участия). Те "пять миллионов человек по всему миру", которые платят взносы - лишь "поддерживающие" своими "пожертвованиями". Те кто сидит в офисе и получает зарплату - не "освобожденные работники", а сотрудники ("служащие", по старой советской классификации). Если вы видите по телевизору, гринписовскую акцию, не забывайте, что это работа, за которую исполнители получают зарплату. Справедливости ради надо сказать, что зарплата не очень большая, а на участие в акциях на западе устраиваются конкурсы.

Как нормальная фирма, Гринпис имеет жесткую иерархию и субординацию, директор может поступать со штатом как ему заблагорассудится - сокращать или увеличивать. При этом профсоюзы там не допускаются, так как вроде "третий сектор", а не производство. Специфика поля деятельности Гринпис определяет и "характер ресурсов", которые можно к ней привлечь, с минимальными затратами. Речь идет о т.н. "волонтерах", т.е., по-русски, людях, действующих на общественных началах. Им, конечно, вообще можно приказывать на акции что угодно - куда встать, когда и что делать, когда окончить акцию. В разработке акции они не принимают участия. Как правило несколько таких людей существуют в офисе на побегушках, пока не выслужатся до того, что их возьмут в штат. Как водится, плох тот волонтер, который не мечтает стать директором.

Догматизм Гринпис проявляется и в принципах подбора кадров. Они напоминают старые партийные проценты. В результате часто осуществляется дискриминация наоборот (предпочтение найма женщин и аборигенов, при прочих равных условиях). Это порождает специфические формы карьеризма (например, фавориты-протеже у начальниц).

Хранители Радуги принципиально строят свое движение на неиерархической основе. Единственным нашим признанным (уважаемым) лидером является Слепуха. Но и его мнение может любой оспорить.

Методы

Среди "Хранителей Радуги" уже успело сложиться выражение "скатываться к гринписовщине". Позволю себе предпринять попытку разобраться в этом замысловатом понятии.

Всем известно, что реальных результатов движение может достичь лишь в случае долгой и серьезной работы над проблемой, а вовсе не одним "кавалерийским наскоком" в виде акции. Само понятие "акция" также ново в нашей общественной лексике и требует осмысления. Только в нашей стране оно приобрело значение некоего законченного действия, выделяющегося из других и имеющего характер обособленного события. Подобным событием может быть и демонстрационная акция (шоу), и прямое действие - реальная жизненная драма. Объединяет их то, что и то и другое может служить поводом для информационного сообщения.

Шоу отличается тем, что без участия СМИ оно немыслимо, т.к. устраивается "для привлечения внимания к проблеме". Ясно, что любой торговец стремится обернуть свой товар в наиболее броскую упаковку. Поэтому пресса, являющаяся фабрикой стереотипов, обертывает их в сенсационные упаковки. Парадоксально, но получается, что для того чтобы высказать что-то против основ этого мира, ты должен в какой-то момент максимально им соответствовать.

И вот, мы вынуждены действовать в этом поле. Однако, демонстрационные акции бывают различные. Одни из них могут иметь конкретные адрес и цель. Другие совершаются лишь для привлечения внимания абстрактного населения к проблеме. Настоящий адресат может не быть официально заявлен, однако акция ориентируется именно на него с целью склонить его к необходимому решению. Это затрудняет проведение границы между "адресной" демонстрационной акцией (шоу) и "беспредметной".

Например, "Хранители Радуги" провели театрализованную акцию возле Международной межбанковской валютной биржей против РАО Высокоскоростные магистрали, чтобы, напугав брокеров, приостановить покупку ВСМовских облигаций. В результате - некоторые крупные фирмы заявили о своем отказе иметь дело с ценными бумагами РАО ВСМ, а курс этих облигаций на бирже резко упал.

Акции Гринпис, в большинстве своем, не имеют конкретного адресата. Значительная часть существования Гринписа проходит в мире шоу. Если посмотреть на те клипы Гринпис, которые крутятся по ТВ, то вы увидите просто шоу, участники которых являются скорее артистами, чем экологами. Главная цель большинства этих акций - несколько красочных кадров. Они, работают "на общественное сознание", в котором постоянно укрепляют собственный имидж. Это и имеет смысл называть гринписовщиной. В латиноамериканских сериалах тоже иногда появляются темы спасения черепах, сохранения индейских культур и решения проблемы рабства в прошлом веке, но не они подготовили восстание в Чьяпасе.

Прямые акции к которым тяготеют "Хранители Радуги" часто тоже требуют информационной поддержки, и совершаются для того, чтобы ЗАСТАВИТЬ власти принять решение, однако они представляют собой драмы из реальной жизни. Так, блокада техники в Одессе приостановила строительство терминала; проникновение к предполагаемому эпицентру взрыва на карьере в Жигулевске - срывало взрывные работы в национальном парке "Самарская лука"; баррикады под Липецком, преграждающие путь технике, остановили строительство завода ; угроза забастовок вынудила правительство перепрофилировать завод по уничтожению химического оружия Чапаевске. Перечень можно продолжать, но суть различий, надеюсь, ясна.

Можно, конечно, утверждать, что по-своему необходимы все виды акций, но если большая часть усилий и средств будет тратиться на "привлечение внимания к проблемам", то "дискуссия" о методах теряет всякий смысл.

Идеология

Корень этих различий кроется в мотивации, вытекающей из программных установок. Гринпис принципиально не выступает против существующего мирового порядка и не предлагает общественно-политические альтернативы. Их действия можно было бы назвать косметикой. Броской, даже кричащей, но косметикой. Это позволяет не иметь принципиальной позиции в политических вопросах.

Тем не менее, есть один принцип, который отстаивает Гринпис. Это законопослушность. Участникам международного антиатомного марша они порекомендовали подать в московскую мэрию заявку на проведение пикета с указанием маршрута перемещения по городу. Наивные иностранцы, с подачи Гринпис сами указали властям где их лучше задерживать. Если дяденька милиционер говорит, что присутствие незаконно и необходимо покинуть территорию, Гринпис так и поступает. Тех гринписовцев, которые проявляют инициативу и дозволяют себе поступать произвольно, как правило аккуратно увольняют. Характерно, что наиболее деятельный морской отдел Гринпис использует тех активистов, которые были вычищены из других отделений за радикализм.

Из этого принципа вытекает другой - собственность священна. На идеологическом уровне он, конечно является одним из краеугольных камней нынешней индустриальной цивилизации. Поэтому Гринпис не делает прямых акций - они не собираются ссориться с этой цивилизацией. Даже вышеупомянутый морской отдел нанимает людей лишь для выполнения действий в определенных жестких рамках. От всех, кто выходит за эти рамки, Гринпис тут же открещивается. Ярким примером этого является "Морской пастух" - организация созданная человеком выгнанным из Гринпис за таран китобойного судна.

Гринпис России

Гринпис России, это вообще занятное явление. История его "самозарождения" во времена перестройки - дело мягко говоря мутное. Сегодня он строится по тому же принципу, что и все остальные национальные организации Гринпис. Направления деятельности принципиально распределяются организованы по западным шаблонам, В рамках своей "кампании" (по-русски - "отдела" или "направления") лишь немногим их руководителям ("кампейнерам" на их языке) удается учитывать нашу специфику. Надо полагать, что так во всем мире, несмотря на то, что национальными отделениями Гринпис руководят аборигены.

Возглавляют национальный Гринпис два директора - директор кампаний, (читай менеджер) и исполнительный директор - настоящий глава этой фирмы, которому вообще "по роду деятельности" не свойственно заниматься экологической проблематикой. Ему достаточно следить за выполнением директив из Амстердама, чтобы усидеть на таком непыльном месте. Мне еще не встречался ни один участник зеленого движения, который имел бы положительный отзыв об исполнительном директоре этой конторы - А.Кнорре.

О личных качествах говорить неприлично, там есть несколько приятных людей, имеющих опыт общественной деятельности за плечами, однако не они определяют лицо Гринпис. Если вы спросите "сотрудников" аппарата Гринпис-Россия стали бы они всем этим заниматься "на общественных началах" по велению сердца, большая часть из них посмотрела бы на вас с непониманием. Большинство "сотрудников" Гринпис-Россия наверное даже не знают ничего о состоянии зеленого движения в мире и тех направлениях, которые в нем существуют.

Я не хотел бы солидаризироваться полностью с мнением Ю.Шевчука (Третий Путь ╪43), который кивая на аппаратное прошлое нынешнего директора Гринпис-Россия, ставит знак равенства между комсомолом (в котором состояли почти все) и гитлерюгендом. Однако, кумиром последних работников ВЛКСМ был не Павка Корчагин, а скорее Остап Бендер. Те же из них, кто не успел под раздачу миллионов и малиновых пиджаков, решили срочно переквалифицироваться в управдомы, и не снимая буденовки Кибальчиша, не теряя его пафоса, по локоть запустили руки в банки с вареньем... Диалектика ? Ничуть.

В общем-то это, конечно, их личное дело. Нам жалко тех, кто им поверит, по-человечески жалко. А еще печально видеть детей, которые с пеленок знают, что "Ельцин - наш президент", "лучшая жвачка - вриглис сперминт" и "Гринпис спасет мир".